Поиск продукта  

   Быстрая навигация  


Искусство спора

Тэги | Судебное разбирательство | Недружественное поглощение (Рейдерство) | Искусство судебного процесса | Эдуард Голодницкий | Украина |

ТЕКСТ ЭДУАРД ГОЛОДНИЦКИЙ, юрист | Журнал "Власть денег" Ноябрь 2006, (№109)

Каждый раз умиляешься, просматривая очередной голливудский блокбастер с элементами юридической мыльной оперы. Адвокаты и прокуроры с американской улыбкой заигрывают с судом присяжных, рьяно протестуют против оппонентов, находят на свалках вещественные доказательства и перечитывают толстые книги с судебными прецедентами. Насмотревшись такого, порой и самому хочется выступить с пылкой судебной речью. Но тут же вспоминаешь особенности национальной судебной системы — заумных и велеречивых у нас недолюбливают. Традиции слабой состязательности и публичности судебных процессов привели к появлению черных процессуальных технологий, негласно именуемых в юридической среде моделированием споров.

Моделирование споров — процессуальное искусство инициирования и рассмотрения искусственных судебных споров. Цели преследоваться могут совершенно разные. Как правило, споры моделируются в корпоративных войнах, дабы нанести стороне противника сокрушительный удар «тихим» решением. Тем не менее, часто искусственные иски нужны и для обычной бизнес-деятельности, например, для признания права собственности на определенный объект или легализации некоего юридического факта. При этом основная идея моделирования споров состоит в злоупотреблении процессуальным законом, но зато с жестким соблюдением его процедурных формальностей.

Облечь надуманный иск в процессуальную «конфетку», конечно, не так легко. Об этом нигде не пишут и официально не говорят. Впрочем, опытные юристы знают ряд уловок, позволяющих протаскивать сомнительные решения в рамках закона. Зная подобные секреты, можно легко манипулировать судопроизводством.

Сообразить на двоих

Ну что может быть приятнее, чем решить проблему в узком кругу! Тут можно сразу пойти на мировую или же доказывать что-либо с пеной у рта. Но главное — исход дела уже решен заранее! Именно по этому принципу устраиваются судебные «междусобойчики». Несмотря на то, что истец и ответчик в таких спорах явно аффилированы и фактически находятся по одну сторону баррикад, процессуальный закон не позволяет прекратить процесс. Причем обычно в таких спорах не все чисто даже с формальной точки зрения. Исковые требования, как правило, затрагивают чьи-то интересы, но в определенных случаях Фемида закрывает глаза на эти житейские мелочи, и можно вынести судебное решение без привлечения стороны, интересов которой это может касаться.

Конечно, формально тут не всегда можно подкопаться, ведь суд, в принципе, не всегда может знать о лицах, чьих интересов касается дело, если в документах дела о них речь не идет. Поэтому судьи охотно идут на инсценировку дел, в которых стороны не будут оспаривать нужное решение. Однако присутствует риск, ведь любое заинтересованное лицо, чьих интересов коснулось судебное решение, может затем подать апелляцию, а если об исходе «договорились» и в апелляционном суде, то оно может обратиться с кассацией и в Верховный Суд.

Вообще обычно решения-«междусобойчики» делаются для признания права собственности на спорную недвижимость, недостроенные объекты, для легализации юридических фактов и постановления решений о совершении определенных действий третьими лицами. То есть спор маскируется под конфликт между аффилированными сторонами, однако из предмета иска затем вытекает необходимость признания определенных фактов, либо, наоборот, признания их недействительными и вменение третьему лицу совершить некие действия или воздержаться от их совершения. Допустим, в корпоративных войнах с распылением акций может быть признана недействительной операция по обездвиживанию акций, и регистратора обязывают выдать сертификаты акций.

Выманить доверенность

Правда, если заинтересованным лицом является неактивный субъект, допустим, государственный орган, орган местного самоуправления или госпредприятие, то проблем обычно не возникает. Но вот более активные «частники» в будущем все же могут «поломать» решение в вышестоящих инстанциях. Хотя тут тоже возможно смоделировать ситуацию, когда формально заинтересованное лицо будет участвовать в процессе. Достигается это за счет недобросовестного представительства одной из сторон. Таким представителем может быть как директор, действующий не в интересах юридического лица и его учредителей, так и любой представитель по доверенности. В зависимости от цели иск может быть инициирован недобросовестным представителем истца и затем быстро проигран за счет отказа от иска или утвержденного мирового соглашения. Это практически не даст возможности затем заново судиться. Допустим, таким образом может быть легализована сделка по выводу активов предприятия наемным директором. В этом случае сделка умышленно безрезультатно обжалуется директором как представителем компании. Затем же учредителям будет сложнее обжаловать вывод активов, так как первым судебным решением создается преюдиция. Преюдиция — это факты, доказанные в предыдущих судебных процессах в общих и специализированных судах и закрепленные в судебном решении, вступившем в законную силу.

Либо второй вариант, когда недобросовестный представитель ответчика признает иск или идет на мировую на невыгодных условиях. Опять же, вернуть что-то будет сложно: решения ведь нет, а значит, нечего и обжаловать в вышестоящие суды. Обжаловать же действия представителя сложно, сами ведь дали доверенность. Что касается самой технологии выманивания доверенности, то тут включаются разные хитрости. Одни подкупают сотрудников вражеского предприятия. Другие создают отвлекающий судебный спор для отвода глаз, и параллельно на предприятии появляется некий адвокат или юрфирма, якобы имеющая связи в этом суде и готовая по заманчиво низкой цене на абонентское обслуживание замять дело. Понятное дело, без общей доверенности на ведение дел не обойтись. Выдав же эту бумагу, предприятие даже не будет подозревать об основном затеянном иске, ведь даже уведомления о слушаниях представитель может получить под расписку. Такая технология особенно интересна в недружественных поглощениях и инсайдерских войнах.

Также споры-«междусобойчики» часто специально моделируют, дабы приостановить некое основное судебное дело, воспользовавшись п. 4 ст. 201 ГПК или ст. 79 ХПК. Дело в том, что судебный процесс может быть приостановлен, если одна из сторон докажет, что текущее дело невозможно рассмотреть до разрешения другого дела, имеющего существенное значение.

«Тихое» нападение

Искусство моделирования споров для вынесения «тихих» судебных решений особо ценится в корпоративных войнах. «Тихое» решение — это судебное решение, принятое заочно, без привлечения ответчика, мотивированное тем, что ответчик надлежащим образом был уведомлен, но проигнорировал судебное заседание. Хотя, как правило, процессуальные нарушения допускаются специально и ответчик не уведомляется, заседание проводится в другое время или ответчик не допускается в зал заседания. В общем, ухищрения бывают разные.

Однако главная манипуляция происходит с территориальной подсудностью. По общему правилу ГПК и ХПК иск рассматривается судом по месту нахождения ответчика. Однако договориться с судьей о подсудности ответчика удается редко. Поэтому стараются вести дело на своей территории — в суде с более лояльным отношением. Чтобы хоть как-то формально обосновать перенос дела в неадекватную ситуации подсудность, приходится искать некую схему. Решение находится за счет нормы ст. 113 ГПК, позволяющей истцу выбирать подсудность по месту нахождения одного из соответчиков. Или, как альтернатива этому, — использование исключительной подсудности, к которой относятся споры по нахождению спорного недвижимого имущества и земельных участков.

Далее дело за малым. Иск моделируется таким образом, что одна часть исковых требований предъявляется к основному ответчику, а вторая — к соответчику, введенному в дело лишь для получения нужной подсудности. Исходя из этого, судья объединяет несколько якобы однородных исковых требований в одно производство и в результате может рассматривать дело в этом суде. Наиболее типичная схема — перетягивание подсудности за счет исковых требований о признании недействительной ранее выданной доверенности. Владелец доверенности, и одновременно соответчик, как вы понимаете, живет «по нужной подсудности». Причем какая-либо логическая связь доверенности с основной частью иска, как правило, отсутствует, но это не мешает судьям объединять иски. Более красивым выглядит иск к компании и ее акционеру как соответчику с нужным местом жительства. Для этого ему заранее продают несколько акций.

Взять и обеспечить

Аналогичные манипуляции с подсудностью применяются и в моделировании затруднительных процессов. То есть в спорах, в которых привлекается ответчик к делу, но географически удаленная подсудность и мелкие подлости затрудняют участие в процессе, особенно если по несколько раз назначать заседание за тридевять земель, а потом, по приезде ответчика, срывать заседание. Но еще более востребованным остается моделирование искусственного спора для «рождения» судебного определения с мерами обеспечительного характера. Такими, как арест имущества, запрет проведения либо участия в общих собраниях, голосования, запрет передачи реестра акционеров, вменение передать печать, учредительные документы и свидетельство о регистрации, запрет регистрации допэмиссии и т. д. Обеспечительные определения, по сравнению с решениями суда, имеют неоспоримые преимущества в тактических ходах — они принимаются оперативно (можно за один день), сразу же вступают в силу, и в любой момент судья может сам же их и отменить.

Однако, чтобы получить определение, необходимо инициировать искусственный иск с некоей фабулой дела. И опять же пытаются перенести подсудность в места, сложно досягаемые для ответчика. К примеру, альтернативная подсудность согласно ст. 110 ГПК позволяет истцу подавать иск по своему месту нахождения, месту причинения вреда или нахождения спорного имущества. Именно к такой категории относятся иски потребителей, иски о возмещении вреда здоровью и иски о нарушении авторских прав. Неожиданно может обратиться неудовлетворенный потребитель, которому некая компания своими товарами или услугами якобы нанесла громадный материальный и моральный ущерб. При этом не столь важно, что, собственно, такие иски вымышлены, а истцы липовые. Если же речь идет не только об аресте активов, но и о корпоративных запретах, то обычно используют фабулу о предварительных оговорах акционера о продаже контрольного пакета акций. И неважно, имелся ли у него такой пакет, это выяснят потом, а пока ведь нужно обеспечить иск, и, соответственно, на этой почве возникает возможность для процессуальных злоупотреблений.

ПРИМЕНЕНИЕ ТЕХНИКИ МОДЕЛИРОВАНИЯ СПОРОВ

* Смоделированные искусственные споры-«междусобойчики»
* Процессы с «тихим» судебным решением без участия заинтересованной стороны
* Затруднительные судебные процессы
* Моделирование споров для получения обеспечительного определения

Журнал "Власть денег" | 10 ноября 2006



 
Адвокатская компания "Законы Бизнеса"™
Телефон: + 380 (95) 882 89 80
E-mail:

© 2009-2013. Все права на сайт защищены Законом "Об авторских и смежных правах"